Alex le Sang

Слышен грохот и шум. Бог-Кузнец поднимает свой молот.
Он ударит еще, и еще, и покуда ему хватит сил.
Он кузнец, но он Бог. Это значит, ни жажда, ни голод
Не удержат его. Он живет. Или - лучше б не жил?

Вот заходит Арес. Как обычно, над чем-то смеется,
Вечно в крови врагов, вечно грозен его острый меч.
Но прошло пять минут. И Гефест сам себе улыбнется,
А Арес замолчит и начнет его кузню стеречь.

Вот пришел Аполлон, а за ним и сестра-Артемида,
Вечно юны, прекрасны в холодной своей красоте.
Удивятся с чего-то Ареса спокойного вида,
Но они замолчат, лишь Гефест скажет им о мечте.

Дальше Зевс-Громовержец, а следом за ним Афродита,
И Геката являет им свой полусумрачный лик.
Собираются боги, все вместе, без шума и свиты,
И молчат. Даже те, кто молчать так вообще никогда не привык.

Вот последний удар. Что-то с треском рождается в мире,
Ну, а может быть, мир в одночасье резвится, встает на дыбы.
Изменяются боги. Не важно, в войне или в мире,
Но не хочет никто больше прежней, холодной судьбы.

Пробегают века. Пробегают часы и минуты,
Аполлон поднимается в зал. Он зачем-то поправит очки,
Дальше речь зазвучит. Кто-то скажет: "Да это же.. круто!",
И толпа рукоплещет. Улыбки безбожно легки.

Артемида сидит у костра вместе с мужем и сыном,
И играет о чем-то на старой гитаре Гефест.
У Гефеста семья, есть свой домик с просторным овином,
На душе винегрет из людей, впечатлений и мест.

"Помнишь, был фестиваль?" - говорит. "- Я включил телевизор,
Так, представь, победил там, конечно, Арес.
В этом есть самый главный и самый незыблемый смысл -
Небеса мы прошли. Только снова звучим до небес.".

Артемида молчит. Рядом капелька вечного счастья,
До которой ей гнаться по темным, холодным лесам,
Не догнать, засыпать, и потом все равно просыпаться.
А потом улыбаться холодным, седым небесам.

Но то было тогда, а теперь - все совсем по-другому,
И теперь оно здесь, настоящее, просто попробуй, живи;
И она говорит: "Это будто дар речи - немому",
А Гефест отвечает своими словами любви.


17.04.2015.

@темы: стихи